« Что я знаю о России?»

О, Русь — великий звездочет!
Как звезд не свергнуть с высоты,
Так век неслышно протечет,
Не тронув этой красоты,
Как будто древний этот вид
Раз навсегда запечатлен
В душе, которая хранит
Всю красоту былых времен…

Н. Рубцов

«Как же странно и непостижимо время…Оно способно перечеркнуть прошедшие события, изменить ход вещей, перевернуть с ног на голову то, что казалось нам незыблемым. Оно меняет все: облик городов и деревень, с их нарастающим шумом и непонятной суетой, время сметает деревянные хатки, заменяя их стеклянными гигантами, у ног которых копошится пестрый людской муравейник»; облик самих людей меняется. Что хищное приходит на смену добродушной, открытой улыбке…

Но вот я еду в этом поезде, среди таких разных и незнакомых мне людей, а за окном проносятся твои, матушка Россия, широкие, золотистые поля, твои бескрайние луга, твои темные леса с дикими речушками, что с каждым годом набирают силу… И в голове проносятся тысячи мыслей… Какой ты была, какая ты есть?… Что же я знаю о тебе? Знаю ли вообще?…

Вот закрываю глаза и мысленно переношусь на века назад, вглубь истории, переворачиваю каждую страницу с благоговением. Я ведь знаю, что довелось тебе на веку немалое пережить, немало горя хлебнуть и не раз рассмеяться от души. Твоя история – это история мирного времени и войн, спокойствия и благополучия вперемешку с великими огорчениями и крахом надежд, история упадка и история возрождения. Сколько раз пришлось тебе пережить смену времен, смену эпох, когда менялось столь привычное представление об укладе жизни простого человека. Была и Петровская, и в нашей памяти воскрешается образ о том сильном, процветающем, крепко стоящем на ногах государстве Елизаветинская, Екатерининская Русь, была романовская эпоха, были другие…Все текло и все менялось. И вот уже перед нами Россия XX века, который внезапно появился на пороге, заставив всех и вся дрогнуть. Вот передо мной такой знакомый и незнакомый ахматовский Петербург тринадцатого года с его великолепием, роскошью дворцов, театров, с атмосферой богемной жизни в последний мирный год еще романовской эпохи, праздновавшей тогда свое трехсотлетие. Это образ довоенного, но, вместе с тем, обреченного Петербурга того времени, с его не замирающей культурной жизнью.

Среди людей не думающих о твоей прошлой судьбе, о настоящей ( да и не знаю, не разучились ли люди вовсе думать), я отнюдь не чувствую одиночества…Я смотрю на тебя и медленно в сознание проникает мысль, откуда я так много почерпнул о тебе. Я сделал это через призму литературы, музыки, искусства, живописи, восхищаясь твоими талантами. На страницах произведений я знакомился с тем, как ты жила, чем ты жила, чем дышала, ведь каждый поэт, писатель художник оставил частицу своей души в каждом своем творении, давая возможность нам прикоснуться к истории культуры великой державы, почувствовать ритм, биение сердца народа. Перед глазами проносится вереница великих людей, сынов и дочерей своей страны. Я знаю и не знаю их одновременно… Вот образ Александра Сергеевича Пушкина, и из темных закоулков памяти легко и просто вышагивают «Медный всадник», «Кавказский пленник», «Бахчисарайский фонтан» и «Граф Нулин», а вслед за ними гордые «Цыганы», а вот и Лермонтов и рядом с ним шагает «Герой нашего времени». Проносятся имена Батюшкова, Баратынского, Некрасова, Бальмонта, «трагического тенора эпохи» Блока, звучит голос Есенина и Маяковского, звучат стихи Цветаевой и Ахматовой, звучат голоса поэтов- шестидесятников Евтушенко, Вознесенского, Ахмадулиной и многих других. Картину мира, внутренней жизни человека мы найдем у Куприна и Бунина, Тургенева, Гоголя, Достоевского, Толстого…Неужели не известен Зощенко, Булгаков? Господи, как же много имен, личностей, личных судеб тесно переплетенных с судьбой родной земли. Если это письмо вдруг затеряется, то пусть нашедшего его не удивляет такое смешение имен, это отнюдь не желание свалить все какую-то кучу, нет. Имена вспыхивают сами собой словно звезды, но в чью-то душу их свет проникнет, а чью-то темную, наверно обойдет, не найдя в ней отклика…

Я знаю твоих талантливых композиторов- Чайковского и Прокофьева, Римского- Корсакова и Рахманинова, Глинку и Шостаковича…В мыслях проносятся скромные познания о музыкальных произведениях, балетных либретто…А как же не знать имена тех, кто запечатлел твою красу, твое величие, твою историю на полотне? Айвазовский и Баженов, Васнецов и Левитан, Шишкин и Саврасов….Всех не перечесть …

Я – человек двадцать первого века…Хочется верить, что с каждым шагом вперед, в будущее, не будут стираться в памяти людей ни то великое и прекрасное, созданное на земле русской, ни годы скорби, с пронизывающей болью описанные в литературе военного периода и послевоенного. Хочется верить, что другие люди века электроники, включаясь в повседневную жизнь, занимаясь развитием страны на современном этапе, помнили о прошедших годах, чтобы могли на вопрос: «Что вы знаете о своей родине? О России?» ответить достойно, а не перечесть лишь пару скудненьких, и то, надуманных фактов.

О себе же, на этой ноте добавлю лишь одно…Я знаю и не знаю ее одновременно. В ней сокрыто поистине невероятное, необъяснимое, она необъятна… Но зато, что хранится в моей памяти, нисколько не стыдно, но есть лишь желание узнавать еще и еще…

Выполнила: студентка III курса русско-английской группы

Баранецкая Евгения