Значение трудов Кирилла и Мефодия в развитии письменного народа.

 

Переоценить привнесение письменности в славянское общество невозможно. Это величайший византийский вклад в культуру славянских народов. И был он сотворен святыми Кириллом и Мефодием. Только с установлением письменности начинается подлинная история народа, история его культуры, история развития его мировоззрения, научных знаний, литературы и искусства.

imagesИстория введения славянской письменности полна драматизма, как, впрочем, и утверждение всех других благих начинаний. Обычно историю творят люди сугубо недостойные, а в нашем редком случае — удивительные по своей устремленности к подлинным человеческим ценностям. Судьбы подвижников, привносящих в культуру великие изобретения и открытия, редко бывают благополучны. Так стало и с братьями Кириллом и Мефодием.

Те два человека, о которых пойдет речь, никогда в своих жизненных коллизиях и странствиях не попадали в земли Древней Руси; жили они за сто с лишнем лет до того, когда здесь официально крестились и приняли их письмена. Казалось бы, Кирилл и Мефодий принадлежат к истории других народов. Но именно они кардинально перевернули бытие русского народа. Они передали ему кириллическую азбуку, которая стала кровью и плотью его культуры, которая жива и сейчас и которой набран на компьютере этот текст. И это величайший дар людям человека-подвижника.

 

Вот это и есть его слово,

Его величайший почин

Средь круговращенья земного,

Рождений, скорбей и кончин.

Б.Л. Пастернак

 

Кирилл и Мефодий — славянские первоучители, великие проповедники христианства, канонизированные не только православной, но и католической церковью.

Кирилл (ок. 827—969) получил это имя при пострижении в схиму за 50 дней до своей смерти в Риме, всю жизнь он прожил с именем Константин (Константин Философ). Мефодий (820—885) — монашеское имя преподобного, мирское имя неизвестно, предположительно его звали Михаилом.

Кирилл и Мефодий — родные братья, греки. Они родились в городе Фессалоники (Салоники) в Македонии (теперь территория Греции) в семье знатного военачальника (Ястребов Н.В. Сборник источников для истории жизни и деятельности Кирилла и Мефодия. — СПб., 1911. С.12—13.). С детства они знали старославянский язык — древнеболгарский.

 

В 858 году (или около 860 г.) Кирилл и Мефодий совершили поездку к хазарам. Путь к ним лежал через легендарную Корсунь (Херсонес Таврический), здесь миссионеры на время остановились для изучения иврита. Здесь же они открыли мощи святого Климента папы римского. Большую часть святых мощей они увезли с собой. Но обратить в христианскую веру хазарского кагана, исповедовавшего иудаизм, братьям не удалось. Окрестив около 200 хазар и взяв с собой отпущенных на свободу пленных греков, они возвратились. Старший брат стал игуменствовать в Полихронием монастыре, а младший вернулся в Константинополь.

Здесь, в тиши одной из константинопольских обителей и была зачата славянская письменность: Кирилл создает славянскую азбуку по образу и подобию греческой (Лавров П.А. Материалы по истории возникновения древнейшей славянской письменности. — Л., 1930. С. 61—62.), которая, в свою очередь, была заимствована из финикийской письменности, относящейся к VII в. до н. э.

 

Среди ученых нет единого мнения о том, какую именно азбуку создал Кирилл — кириллицу или глаголицу. В X—XI веках кириллица состояла из 43 букв: 25 были заимствованы из греческого алфавита, а 18 — построены относительно самостоятельно для передачи отсутствующих в греческом языке звуков старославянской речи.

Древнейшие из сохранившихся памятников, написанных кириллицей, — надписи на развалинах болгарской церкви царя Симеона в Переславле конца IX века, болгарские надписи из Добруджи 943 года (Гошев Ив. Старобългарски и кирилски надписи от 9 и 10 в. — София, 1961. С.40—43.). На территории Древней Руси сохранилась дохристианская надпись на кувшине, найденном в кургане под Смоленском начала X века, — «горухша» (Авдусин Д.А., Тихомиров М.Н. Древнейшая русская надпись // Вестник АН СССР. 1950, №4. С. 71—79; Авдусин Д.А. Гнездовская корчага // Древние славяне и их соседи. — М., 1970. С.110—113.). Также сохранились берестяные грамоты, самые ранние из которых относятся к XI веку, и новгородское «Остромирово евангелие», датируемое 1056—1057 годами.

 

о XI—XII веков и кириллица и глаголица применялись параллельно. Позже графически более совершенная кириллица повсеместно вытеснила глаголицу. В современном мире более 70-ти национальных языков построено на кириллической азбуке (По этому вопросу см.: Георгиев Е. Славянская письменность до Кирилла и Мефодия. — София, 1952; Лихачев Д. С. Возникновение русской литературы. — М.-Л., 1952.; Черепнин Л.В. Русская палеография. М., 1956.).

Важно другое: какую бы азбуку ни создал Кирилл, она, конечно, была связана с заветными планами просветителя — просветить и обратить в подлинную христианскую веру языческие славянские народы Балканского полуострова. Кирилл с помощью Мефодия перевел на славянский язык (македонский диалект) несколько богослужебных книг: Евангелие-апракос, Апостол-апракос, Псалтырь (Левшун Л.В. История восточнославянского книжного слова 11—17 вв. — Минск, 2001. С.79.). Очевидно, братья переводят и Паремийник.

По «Житию», Кирилл начал осуществлять перевод на древнеболгарский язык всего текста Священного Писания (Ламанский В.И. Славянское житие Кирилла как религиозно-эпическое произведение и как исторический источник. — М., 1915. С. 104.). Первоучители славянских народов спешили перевести в первую очередь уставную литературу, необходимую во храме, дабы новопросвещенный люд мог служить литургию, творить евхаристию и причащаться.

Кириллу и Мефодию не пришлось просвещать ни болгар, ни русичей. В 863 году братья-солуняне, знавшие славянский язык, были направлены византийским императором в Моравию на помощь моравскому князю Ростиславу. Чехи Моравии уже приняли христианство, но церковно не были организованы. Историческая ситуация осложнялась тем, что на Моравию претендовал баварско-немецкий епископат, а на политическую независимость покушались немецкие князья под водительством Людовика Немецкого (Грацианский Н. Деятельность Константина и Мефодия в Великоморавском княжестве // Вопросы истории, 1945, №1.).

В истории культуры, благодаря усилиям болгарского ученого К. М. Куева, утвердилось мнение, что 863 год — дата создания славянской письменности и первых переводов на славянский язык (Куев К.М. Към въпроса за началото на славянската писменост // Годишник на Софийский университет, 1960, т.54, кн.1. С.1-108.). В Болгарии день памяти Кирилла и Мефодия отмечается как общенациональный праздник.

В Моравии христианские учителя пробыли три года: с 863 по 866-й. Просветительство братьев на понятном чехам-моравам славянском языке вызвала неудовольствие латино-немецкого духовенства, которое всячески мешало византийским проповедникам. Людовик Немецкий начал войну против Моравии. Ситуация становилась критической, и Кирилл и Мефодий решили вернуться вместе с моравскими учениками в Константинополь. Их путь должен был лежать через Болгарию, но он оказался закрыт: в конце 866 года болгары изгнали греко-византийское духовенство и призвали из Рима латинских священников.

Братья остановились на несколько месяцев в Паннонии (юго-западная часть Венгрии). Несмотря на засилье немецких князей и Зальцбургского епископата, наши просветители продолжали здесь ту же миссионерскую деятельность, что и в Моравии. Затем они прибыли в Венецию, где местный епископ собрал поместный собор (867 г.), обвинивший Кирилла и Мефодия в нарушении церковного правила о «трехъязычной службе». По установлениям девятого века проповедь Христова слова можно было вести на языке просвещаемого народа, но церковную службу — только на греческом языке, на латыни или на иврите. Братья были осуждены за перевод на славянский язык богослужебных книг. В конце этого же года они получают из Константинополя печальные вести: их покровитель император Михаил III был убит в ходе дворцового переворота, а патриарх Фотий, бывший учитель Кирилла, низложен.

Казалось, что дело великих просветителей закончилось крахом. Но оставался еще один шанс, сомнительный и шаткий. И братья воспользовались им: они отправились за защитой к папе римскому Адриану II. Понфитик торжественно встретил их в своей резиденции. Скорее всего, этим они были обязаны тому, что привезли мощи св. Климента, некогда найденные ими в Корсуне. Как это не странно, папа Адриан II одобрил славянские книги Кирилла и Мефодия, посвятил некоторых их учеников в священнический сан и разрешил отслужить славянскую литургию в соборе св. Петра. Шел 869 год. 14 февраля слабый здоровьем Кирилл, приняв схиму, почил в бозе. Его останки были сначала похоронены в усыпальнице пап, а потом по просьбе брата перенесены в базилику св. Климента, где у мощей

подвижника Божьего творились многие чудеса (Ламанский В.И. Славянское житие Кирилла как религиозно-эпическое произведение и как исторический источник. — М., 1915. С. 208.).

В конце 869 года Адриан II возвел Мефодия в звание архиепископа Моравии и Паннонии, разрешив в его епархии службу на славянском языке, но с тем условием, что Евангелие и Апостол должны читаться сначала по-латыни, а потом по-славянски.

Мефодий вернулся в 870 году из Рима в Паннонию и развернул широкую деятельность по распространению славянского богослужения. Но это продолжалось недолго. В том же году он был вызван на суд зальцбургского архиепископа Адальвина и его суфраганов. Его обвинили в нарушении исконных иерархических прав католической церкви на Моравию и Паннонию и приговорили к тюремному заключению. Мефодий пробыл в тюрьме в самых тяжелых условиях три года, после чего новый папа Иоанн VIII, желая поддержать папский авторитет, заставил баварский епископат освободить подвижника и возвратить его в Моравию (Ястребов Н.В. Сборник источников для истории жизни и деятельности Кирилла и Мефодия. — СПб., 1911. С.121—131.). В то же время ему было воспрещено богослужение на славянском языке до разбора дела папой. Мефодий боролся с распущенностью князей и вельмож и вызывал этим их неудовольствие.

Немецко-латинское духовенство неохотно подчинялось своему архипастырю, обвиняя его в потаканию славянскому богослужению и в отступлении от римского правоверия. Через шесть лет, в 879 году, папа Иоанн VIII в булле к Мефодию подтвердил запрет на славянское богослужение и вызывал его к ответу в Рим. В следующем году Мефодий предстал перед папой и, видимо, сумел его переубедить. Во всяком случае, в папской булле 880 года подтверждалось правоверие архиепископа Мефодия и, самое главное, разрешалась служба на славянском языке, но с той же оговоркой, которую делал Адриан II. Однако местные козни не прекращались; положение Мефодия было весьма сложным. С 882 по 884 год он жил в Византии, затем вернулся в свою епархию. Все это время он занимался переводом с греческого на славянский язык полного текста канонических книг Священного Писания. Тогда же он перевел Номоканон (VI-го века, принадлежавший патриарху Иоанну Схоласту) и Патерик, неизвестно какой. Распри с немецким духовенством и князьями продолжались (Лавров П.А. Материалы по истории возникновения древнейшей славянской письменности. — Л., 1930. С.161—162.).

 

6 апреля 885 года славянский первоучитель Мефодий скончался. Его погребли в соборной церкви, расположение которой впоследствии позабылось. Результаты его просветительской деятельности в Моравии стали стремительно разрушаться. Новый римский папа в булле к местному князю Святополку осуждал Матвея, последователя Кирилла и Мефодия, за неправоверие, обвинял его в нарушении отправления славянского богослужения. С прибытием в Моравию папских легатов и при попустительстве Святополка началось преследование учеников Кирилла и Мефодия. Начался распад славянской церкви. Моравский народ при этом проявил полное безучастие к происходящему.

Около 200 клириков — учеников просветителей — были проданы в рабство в Венецию, или просто выгнаны из Моравии. Некоторые из их ближайших сподвижников ушли в Болгарию к князю Борису, принеся с собой славянские рукописи. Византия выкупила в Венеции многих славянских проповедников из Моравии и использовала их для просвещения южных славян.

Между тем византийское просветительство в Моравии и Паннонии фактически сошло на нет. После схизмы 1054 года эти народы отошли к католичеству, как, впрочем, и многие другие западные славяне: чехи, словаки, хорваты.

Но великое и святое дело Кирилла и Мефодия не заглохло и не погибло. Новую жизнь и новое развитие славянская письменность получила среди православных южных славян: отчасти у сербов и особенно у болгар, а через них, также как и православная вера, византийская азбука проникла в Киевскую Русь и распространилась там.

Несгибаемая вера двух людей во Христа и в свою подвижническую миссию во благо славянских народов — вот что было движущей силой проникновения, в конце концов, письменности на Древнюю Русь. Исключительный интеллект одного и стоическое мужество другого — качества двух людей, живших очень задолго до нас, обернулись тем, что мы сейчас пишем их письменами, и складываем свою картину мира по их грамматике и прави

 

Никита Сорич

студент филологического факультета

Молдавского государственного университета