главчева

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Осенний каприз

Мое лето уплыло в забвенье,

Твоя осень вступила в права.

Для меня солнце было спасеньем,

А теперь что? Сухая листва.

И не волнами мы утешимы –

Гладь морская осталась вдали.

Одинокою кистью рябины

Встречу первые осени дни.

Обменять бы закат на рассветы,

Ощутить хоть на миг легкий бриз!

Но холодный, бушующий ветер

Вдаль уносит минуты каприз.

И казалось нам – все бесконечно…

Только дни вновь короче ночей.

Пелось громко, смеялось беспечно…

Канул в лету души соловей.

Но природа нашла оправданье –

Бабье лето стучится в окно,

И осенних красот увяданье

Оживит и раскрасит оно.

И поется душе моей. Правда!

Паутинкою легкой парю.

Бабье лето, моя ты отрада,

Мне в круженьи твоем, как в раю!

***

 

 

Настроение

Мне тебя не хватает. Сильного…

На душе одиноко. Очень…

Воспарить бы к небу. Синему…

Но не днем обнажающим. Ночью…

Вдруг найду я там правду. Горькую…

И с луной поравнявшись немою,

Ей поведаю тайну. Глубокую…

Сердца боль приглушу. Успокою…

Но луна – хладнокровная. Дикая…

Чуждо ей откровение. Женское…

Я стою перед ней – многоликая,

А она предо мной – грусть вселенская.

***

Женская рука

Ты гордишься силой, ты чаруешь мощью

И рассудком здравым блещешь свысока,

Покоряешь горы, разорвешь мир в клочья…

Вдруг тебя коснется женская рука.

И, смиренно стихнув, преклонишь колено,

Улыбнувшись кротко, голову склонишь.

Ты – в объятьях страсти! Не сбежать из плена!

Душу, плоть и сердце – все ей посвятишь!

Жизнь-судья выносит странные вердикты,

И вершатся судьбы наши. А пока

Колыбель-планету, славную обитель

Бережно качает женская рука.

***

 

Когда я просыпаюсь и открываю веки,

И, томно улыбнувшись, смотрю на новый день,

Во мне теплится радость, что я твоя … навеки:

Смешная, неуклюжая, с косичкой набекрень.

Когда иду навстречу житейским испытаньям,

Чуть не изранив душу и опасаясь всех,

Мне шепчет голос кармы, что ты  – мое посланье,

Мой  раб, мой покровитель  и самый сладкий грех.

Наступит ночь желаний, и сбудутся надежды,

Когда Луна взойдет на свой небесный трон,

И станут явью грезы, и будет все, как прежде.

Я верю, несомненно, что мы уснем. Вдвоем.

***

 

Одна надежда на весну

Зима вновь стелет снежную постель –

Я ночью поздней не усну,

В душе журчит весенняя капель,

Одна надежда на весну!

Озябший город сонно подмигнет,

Закроет свои веки до утра,

И только лунный круг меня спасет,

Тихонько освещая вечера.

Коварный замысел зимы предельно прост:

Я темной ночью не усну.

А небо шепчет мне мерцаньем звезд:

«Одна надежда на весну!»

 

***

Ты не будешь моей

Я не стану твоим, ты не будешь моей,

Жизнь расставила все по местам.

Почему же тогда в полумраке ночей

Все к твоим припадаю губам?

Отчего загорелся я мыслью шальной,

Что к тебе на край света примчусь?

И хожу, сам не свой… я как будто хмельной…

Не вином – соком губ я напьюсь.

Вновь проклятая грусть замерла у дверей,

И у нас только выход один:

Я не буду твоим, ты не станешь моей,

Не любовь – царство тающих льдин.

***

О зеркалах души

Однажды мне дали странный совет:

«Не верь ты глазам, ведь правды в них нет!»

Я думала долго, уснуть не могла,

И врезались в память эти слова.

Наутро, проснувшись, я вышла гулять,

Вновь вспомнился друга совет мне опять.

Решила я опыт свой провести

И стала по улочкам нашим брести.

На лица людские смотрела тайком

И размышляла все об одном:

«Вот женщина стиснула губы свои,

В глазах ее тлеют обиды огни,

Видать, нелегко ей по жизни идти

В обнимку с бедой – на тернистом пути.

А рядом сынишка задорно кричит,

В глазах огонек безумный блестит.

Ребячью наивность не спрятать, ты знай,

Она будет литься всегда через край.

Вот пара. Целуясь, за руки держась,

И в верности вечной друг другу клянясь,

Стыдливо глаза свои прячет от всех,

В них – летопись судеб, любовных утех.

Вот нищий мужчина у церкви стоит,

В глазах его – боль, унижений магнит…»

Листая страницы человеческих лиц,

Любуясь оркестром улетающих птиц,

Я другу несла превосходную весть:

«Забудь свой совет! В глазах правда есть!»